София Лагутинская: «Человек должен оставаться человеком и делать свою работу искренне»

 

Как Вы пришли к волонтерству?

Мой первый опыт социальной инициативы был в старших классах, когда я и мои школьные коллеги создали проект по социализации детей из категории «сложные».

Потом началась учеба в университете – психологический факультет, работа в консалтинговой компании, где я приобрела очень важные профессиональные и менеджерские компетенции. Параллельно я стала посещать детей в социальных учреждениях: интернаты, детские дома. Это уже мой первый волонтерский опыт, более серьезный. Специальной причины не было, это была естественная внутренняя потребность.

Постепенно я пришла к осознанию, что когда прихожу одна в какое-то учреждение, например, дом ребенка, то это очень маленькая капля, которая не может влиять на огромные социальные проблемы. Поэтому я со своими друзьями и семьей объединилась, и так зародилась организация «Верю в чудо». Она стала концентрироваться на детях в детских больницах, и затем все это переросло в серьезную организацию.

И если мы начинали как аниматоры, развлекающие детей в детских больницах, то сейчас это уже серьезная организация, которая имеет вес и возможность быть услышанной. Благодаря нашим усилиям началось изменение отношения к детям с неизлечимыми заболеваниями. Также «Верю в чудо» берет на себя функцию проводника между пациентом (ребенок плюс семья) и врачом для того, чтобы было немного проще и врачам, и пациентам.

Вас вдохновил чей-то пример?

Да, у меня есть вдохновляющий пример. Это моя мама и моя семья, которые на протяжении всего моего детства показывали, что это нормально заботиться качественно и эффективно не только о своей семье, но и о ближних. Это пример того, как можно быть настоящим человеком со стержнем заботы не только о себе, но и об окружающих.

Вы уже 9 лет волонтер. Как Вам удается этим так долго заниматься, ведь волонтерство – это интересно, но и безумно сложно?

Волонтерство в социальной сфере, в event-индустрии, сервисные и спортивные волонтеры – это совершенно разные истории.

Например, отдача, которая происходит в результате деятельности спортивных волонтеров, достаточно быстрая. Это конкретный результат, который ты видишь, это энергетика, которая поступает очень быстро.

В социальной сфере волонтер получает отдачу гораздо позже. Это происходит через месяцы, а иногда и годы. Волонтерство в социальной среде – это труд. Здесь должна быть очень глубокая личностная готовность человека служить ближним. Это некая естественная потребность человека отдавать. И в этой сфере она может проявиться, но это, правда, непросто. И волонтер должен, с одной стороны, творить добрые дала и отдавать, но, с другой, подпитываться от того, что он делает. Важно, чтобы эти две линии сходились.

Почему Вы все еще разнимаетесь волонтерством?

Я думаю, что жизнь нам дана не просто так. Когда жизнь показывает, что ты можешь быть не просто обычным человеком, который получает от этой жизни все, а можешь быть нужным. И не воспользоваться этой возможностью – для меня достаточно эгоцентрично по отношению к самому процессу жизни.

Мне тоже бывает очень-очень непросто, и я благодарна и счастлива, что я делаю «Верю в чудо» не одна, и что у нас есть целое сообщество людей, которым небезразлична ценность жизни. Мы действительно можем поменять мировоззрение медицинского персонала, чиновников и, прежде всего, детей и родителей.

Мы показываем, что это нормально – отдавать часть личного времени на благо нуждающимся. И тогда, видя этот бескорыстный подход, наши родители и подопечные дети в какой-то момент становятся не просто объектами благотворительной деятельности, но и участниками нашего движения.

Можете рассказать о больничном волонтерстве. Думаю, что у большинства искаженное понятие о таком виде добровольческой деятельности. Что входит в обязанности больничного волонтера?

Задача волонтера в нашей среде – охватывать те фронты работы, где нет государственной поддержки, и создать «детскую атмосферу» в детских больницах, которая направлена на ребенка. Для этого волонтеры создают игровые комнаты, сейчас в Калининграде и области их 23. Они нужны, чтобы ребенок чувствовал себя ребенком даже в больнице.

Волонтеры ежедневно проводят творческие мастер-классы и занятия по школьным предметам. Ведь дети, несмотря на свое состояние, хотят получать образование и развиваться. Сейчас эта программа расширилась совместно с московскими коллегами и Министерством образования. И это должно быть учтено. Ежедневно волонтеры приходят в разные отделения Детской областной больницы, где проводят вечеринки, дни красоты и творческие занятия.

Волонтеры могут быть разного склада характера, разного темперамента. Это волонтеры-педагоги, волонтеры-психологи или даже волонтеры, которые в обычной жизни работают юристами и водителями, но они как добровольцы проводят с детьми различные занятия, например по оригами. К нам приходят ребята из банковской сферы, которые ведут занятия по робототехнике. Это их хобби. И это здорово.

Мы нацеливаемся не только на детей, но и на родителей. Важно, чтобы мама тоже была счастливой и улыбалась. Когда у ребенка тяжелое заболевание, чаще всего родители концентрируются полностью на своем ребенке, а угнетенное состояние не способствует выздоровлению самого ребенка, поэтому важно, чтобы мама была в радостном состоянии, чтобы оно передавалось детям.

Помимо этого у нас есть программы помощи больничным детям-сиротам, когда наши медико-социальные няни и волонтеры заменяют ребятам их родных мам. У ребенка из интерната или изъятого из семьи нет мамы, которая бы заботилась о нем так, как заботятся о других детях в палате родители. Поэтому наша задача – сделать, чтобы на время госпитализации ребенок был не один, а с такой специальной «мамой».

Помимо этого у нас есть программы профессиональной поддержки, когда наши психологи консультируют детей и родителей. Есть социальный координатор и волонтёры, которые помогают с материальным обеспечение детей в рамках программы «Социальный склад», потому что многие дети поступают из муниципалитетов, и у них просто нет одежды по погоде. С оснащением детей очень помогают жители области и проект «Данке-Шоп».

Кроме того, есть программа скорой помощи больницам, когда мы закупаем медикаменты и оборудование. Если необходимы медикаменты, то мы стараемся разобраться, почему лекарства потребовались, и стараемся сделать так, чтобы в последствии эта проблема не появилась вновь. Если медикамент входит в перечень жизненно необходимых, но его не выдают ребенку – разбираемся с министерством и конкретными учреждениями. Если это системное нарушение поставки препаратов, то мы пытаемся разобраться. Мы стараемся очень глубоко подходить к этой проблеме, потому что на благотворительном фонде лежит огромная ответственность за трату выделенных пожертвований. И часто нам или другой благотворительной организации нет нужды закупать медикаменты. Надо просто помочь отладить процесс, чтобы помощь была оказана в рамках программ государственных гарантий.

Это наша основная задача: Не дублировать государство, а решать «открытые» задачи. Эффективность нашей деятельности – не в количестве купленных медикаментов или оплаченных операций, а в качестве работы команды и сэкономленных благотворительных средствах.

Помимо этого мы стараемся делать так, чтобы наши дети-подопечные были не просто получателями нашей благотворительной деятельности, но и перешли в конечном счете из объектов в субъекты добровольческой деятельности.

У нас есть проект, который занимается паллиативными детьми. Мы стараемся оказать не только волонтерскую поддержку, но понять, как улучшить качество жизни ребят, где возможно их вылечить.

Государство – это та система, которая может помочь вылечиться ребенку. Огромное количество медиков помогает детям бороться с различными заболеваниями. А наша задача как общественности подставить плечо помощи, чтобы семья могла продолжить свой путь по жизни дальше.

Также внимание требуют братья и сестры больного ребенка, с которыми мы начинаем работать еще в рамках стационара, так как им, по естественным причинам, меньше внимания семьи. Важно, чтобы мы были рядом.

Паллиативные дети-подростки понимают свою перспективу жизни, и часто они не хотят быть подключенными к приборам для жизнедеятельности, а многие врачи не могут с этим смириться, потому что их задача – вылечивать. Мы пытаемся донести идею того, что жизнь, какой бы короткой она ни была, можно прожить комфортно и достойно. Самое главное – учитывать желания самого болеющего человека. Очень важно работать с родителями, ведь они тоже не могут принять факт болезни ребенка.

У нас есть команда волонтёров и профессионалов: врачи, медсестры, психологи, игровые терапевты, медико-социальные няни. Это удивительные люди.  Наша задача: изучить больного и создать новый подход, который ориентирован на пациента. Это и есть наша выездная Хосписно-паллиативная служба.

Год назад была создана наша выездная Хосписно-паллиативная служба. Наши волонтеры и специалисты приезжают в семью: изучают больного, делают назначение, пытаются разобраться в конкретной ситуации. Создаются доверительные отношения между врачом и семьей: мама может в любое время обратиться за советом, и ей помогут. Врач потратит свое время, потому что понимает, что может дать ребенку не только медицинский продукт, но и что-то большее. Здорово, что находятся люди, которые с таким подходом относятся к людям. Таких людей мало, но мы продолжаем искать, потому что на нашем подшефстве 37 паллиативных детей, а нуждающихся в таком уходе детей в регионе в 10 раз больше.

Как совмещать работу/учебу и добровольческую деятельность?

Все очень просто: нужно просто захотеть. Мне тоже не хватает времени, как и большинству волонтеров. У нас среди добровольцев есть домохозяйки, которые приходят с конкретным посылом – у них есть свободное время, и они готовы его уделять детям. Но таких людей небольшое количество, потому что современный мир подразумевает, что работать должны и женщины, и мужчины.

Просто важно захотеть выделить время, пожертвовать сном, развлечениями, чтобы заниматься волонтерской деятельностью.

Сейчас 19% населения России задействовано в волонтерской деятельности. Как Вы считаете, это большая цифра? И почему она именно такая?

Смотря с какой страной сравнить. В отношении волонтерской деятельности есть такие мифы: «со мной это никогда не случится», «если я буду рядом с онкобольным, я смогу заразиться». Есть люди, которые считают, что это очень тяжело. Но это не настолько непосильно, чтобы не начать эту деятельность. Задач для выбора очень много – было бы желание.

Какой для Вас идеальный волонтер?

Просто человек. Идеальных людей не бывает. Человек должен оставаться человеком: делать свою работу искренне. И этого достаточно.

Дети очень быстро считывают, с каким настроем приходит человек. Бывает, что к нашим подопечным приходят звезды. И уже в больнице они перестают быть знаменитостями, а становятся просто Человеками. Дети сами делают запрос – общаться или не общаться со звездой после его приезда.

Как не перегореть, когда занимаешься волонтерством?

Это очень сложный вопрос. Серьезно. Есть разные психологические и физиологические техники, которые позволяют справиться с эмоциональным выгоранием. В принципе, это случается тогда, когда человек не верит в то, что он делает. Когда эта вера притупляется, это часто бывает связано с внутренним подавленным состоянием человека, и это проектируется на общую деятельность: неважно, человек-волонтер или сотрудник помогающей профессии.

Потеря веры показывает, что человеку нужно остановиться и понять, зачем он это делает. Человеку нужно просто дать паузу, чтобы он все обдумал, пересмотрел свой ценностный пласт. Иногда нужен просто физический отдых. Бывает надо просто отпустить человека и дать ему возможность жить в иной сфере.

Очень важна самозабота. Правда, я не могу быть примером в этом. И я благодарна своей семье, которая обо мне заботится и поддерживает.

Какое будущее ждет волонтерство в России?

Я за то, чтобы волонтеры могли, хотели и реально улучшали и изменяли жизнь нашего общества. Чтобы волонтеры не стали бесплатной волонтерской силой. Волонтеры – это гражданское сообщество, у нас есть огромные силы, опыт и желание менять мир. Значит, нам важно, чтобы государство могло на нас рассчитывать и считаться с нами как с партнером, которое поможет ему улучшить качество нашей общей жизни.

Я за то, чтобы волонтеры не мыслили прямолинейно. Пытаться не просто сделать доброе дело, а провести аналитику среды, в которой они хотят работать. Например, детским домам уже давно не нужна одежда – детей достаточно обеспечивает и государства и постоянные благотворители. Гораздо круче выстроить личную коммуникацию с ребенком, вкладывать в его социализацию, образование и будущее.

Важно, чтобы любые инициативны были грамотными. Волонтеры должны понимать, что на них огромная ответственность за тех людей, к которым они идут. Наше общество готово к тому, чтобы организовывать умную волонтерскую помощь. Я в это верю.

Поделиться: